blagin_anton

Category:

Сталин и сионисты: чтобы узнать историческую правду, надо услышать сразу обе стороны...

Продолжение. Часть 3. Начало здесь и здесь. Цитируется "Электронная Еврейская энциклопедия":

...На решение начать широкую антиеврейскую чистку повлиял целый ряд факторов: война показала И. Сталину, что широкие круги населения страны отрицательно относятся к евреям; среди партаппарата также усилился антисемитизм; наконец, неудача СССР в его планах сделать зависимым Государство Израиль. И. Сталин, у которого в последние годы жизни наблюдалось тяжелое психическое расстройство, считал, что почти всё еврейское население страны является сионистско-американской агентурой. Он говорил своей дочери: «Сионизмом заражено всё старшее поколение, а они и молодежь учат... сионисты подбросили тебе твоего муженька!» (в мае 1947 года Светлана Сталина по настоянию отца развелась с мужем, Г. Морозовым). И. Сталин решил избавиться от «агентов сионизма» в своём ближайшем окружении. В начале 1948 г. по распоряжению И. Сталина Г. Маленков добился развода своей дочери с В. Шомбергом, внуком А. Лозовского. В начале 1948 года была снята с поста заместителя наркома текстильной промышленности Д. Хазан, жена заместителя председателя Совета министров А. Андреева. 10 мая 1948 года была снята с поста начальника Главтекстильгалантерейпрома П. Жемчужина (жена В. Молотова), обвиненная в причастности к «националистической деятельности Михоэлса и Лозовского», 30 декабря 1948 года она была исключена из партии, а 21 января 1949 года арестована. В. Молотов 4 марта 1949 года был снят с поста министра иностранных дел. 8 февраля 1949 года И. Сталин подписал подготовленное генеральным секретарем Союза советских писателей А. Фадеевым постановление Политбюро о роспуске объединений еврейских советских писателей в Москве, Киеве и Минске и закрытии альманахов «Хеймланд» (Москва) и «Дер штерн» (Киев). В скором времени многие из еврейских писателей были арестованы... По утверждению следствия, в статьях, которые они через Еврейский антифашистский комитет публиковали в США, содержались секретные сведения. 22 ноября 1950 г. Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила к расстрелу М. Айзенштадт-Железнову и Ш. Персова.

Ликвидация учреждений еврейской культуры, аресты еврейских писателей, работников культуры проходили по всей стране. В Киеве были арестованы ответственный секретарь альманаха «Дер штерн» З. Аксельрод, директор кабинета еврейской культуры Э. Спивак, писатель М. Талалаевский. Были закрыты: еврейский музей в Вильнюсе, краеведческий музей в Биробиджане, историко-этнографический музей грузинского еврейства в Тбилиси, директором которого был А. Крихели (1906–74 гг., с 1973 гг. в Израиле). В середине февраля 1949 г. были прекращены передачи Московского международного радио на идиш; началась ликвидация еврейских театров. Комиссия ЦК партии в справке о ГОСЕТе утверждала: «Репертуар театра крайне неудовлетворителен по идейно-художественному качеству и ограничен узкими рамками национальной тематики». В марте 1949 года был закрыт Белорусский государственный еврейский театр, в феврале 1949 года было закрыто Московское государственное еврейское театральное училище имени Ш. Михоэлса, в сентябре 1949 года — театр имени Шалом Алейхема в Черновцах, в октябре — Биробиджанский государственный еврейский театр имени Л. Кагановича, 1 декабря был закрыт ГОСЕТ. В СССР не осталось еврейских театров.

В 1949 году центральные власти начали осуществлять тотальную чистку в Еврейской автономной области... 

Лозунг «разгромить буржуазных космополитов в киноискусстве» дал начало кампании против крупнейших режиссеров и сценаристов. 

1948 год стал первым послевоенным годом, когда число принятых в партию было меньше числа исключенных из партии. Огромный процент от общего числа исключенных составляли евреи. Чистке подверглись редакции газет; из «Правды» были уволены многие сотрудники-евреи, суровой критике, понижению в должности подверглись журналисты-евреи; даже любимца И. Сталина Д. Заславского в 1949 году отстранили от должности руководителя кафедры журналистики Высшей партийной школы. Чистка евреев прошла в редакции газеты «Комсомольская правда», откуда были уволены многие сотрудники и внештатные корреспонденты; в газете «Труд» в 1950–51 годах было уволено более 40 сотрудников. Массовые увольнения евреев проводились в ведомственных изданиях армии, флота и МВД. Во время партийного собрания в редакции газеты «Красный флот» (органа Военно-морских сил) в марте 1949 году, посвященного «борьбе с буржуазным космополитизмом», нападки на евреев носили небывалый даже по понятиям тех лет характер. Так, капитан первого ранга Пащенко заявил: «Так же, как весь немецкий народ несёт ответственность за гитлеровскую агрессию, так и весь еврейский народ должен нести ответственность за деятельность буржуазных космополитов»

Многие евреи — сотрудники газет были уволены, некоторые из них арестованы, а С. Занде расстрелян. Евреи были уволены из редакций газеты «Сталинский сокол» и журнала «Пограничник». Чистка шла и в организации, занимающейся доставкой газет и журналов населению. Так, после проверки, которую проводил отдел пропаганды и агитации ЦК, было уволено десять евреев — начальников отделов и центральных контор Союзпечати. Из Телеграфного агентства СССР было уволено 60 евреев, а сотрудники редакции иностранной информации Гуревич, Эмдин и Кантер арестованы. Увольнения журналистов-евреев происходили и в союзных республиках.

Чистке подвергся и Главлит. Власти старались не допустить упоминания о евреях и о еврейской истории в художественных произведениях и даже в проповедях православной церкви. Так, в заключении отдела пропаганды и агитации ЦК о либретто оперы К. Сен-Санса «Самсон и Далила» говорилось: «В опере безусловно имеются мессианские и библейско-сионистские черты... Постановка этой оперы может сыграть отрицательную роль стимула для разжигания сионистских настроений среди еврейского населения». Постановка оперы была запрещена. По указанию ЦК Совет по делам русской православной церкви запретил православным священникам в каноническом тексте отпевальной молитвы произносить слова о славе народа Израиля.

В октябре 1950 г. ЦК осуществил тотальную проверку различных музыкальных учреждений страны на предмет выявления всех работающих там евреев. В отчете «О Московской филармонии» говорилось: «Из 312 штатных работников филармонии — 111 евреев. Из 33 руководящих работников, организующих концерты, 17 русских, 14 евреев». Ревизоры с возмущением писали, что многими провинциальными филармониями также руководят евреи, что в Союзе советских композиторов «на втором месте стоят лица не основной национальности Союза ССР, а именно — 435 русских, 239 евреев». Ряд евреев-музыкантов был уволен: музыковед И. Лившиц, композитор А. Веприк, М. Вайнберг и другие. За либеральное отношение к евреям генерального секретаря Союза советских композиторов Т. Хренникова обвиняли в мягкотелости.

Проверялся национальный состав работников цирка. Было обнаружено, что в цирках СССР 44 из 87 директоров, главных режиссеров и главных администраторов были евреями. В 1949 году был снят со своего поста и вскоре арестован А. Данкман (1888–1951) — управляющий Объединением цирковых коллективов и аттракционов. Многие работники Московского цирка были уволены.

Разгром космополитов в области общественных наук начался с общего партийного собрания 3–4 марта 1949 года в Академии общественных наук, на котором с докладом «О задачах борьбы против космополитизма на идеологическом фронте» выступил представитель ЦК Ф. Головенченко. Началось массовое увольнение евреев из университетов, научно-исследовательских институтов, научных редакций. Ожесточенной критике подвергся академик И. Минц, снятый со всех своих постов. Он был обвинен в сколачивании группы историков-евреев, которые принижали роль русского народа и его авангарда — рабочего класса — в истории. Многие из «зачисленных» в эту группу были уволены (подробнее см. «Космополиты»). Увольнения и аресты историков-евреев шли по всей стране (профессора Ленинградского университета О. Вайнштейн /1894–1980/, Л. Петерсон; доцент М. Рабинович и заведующий кафедрой истории СССР Минского университета Е. Шлоссберг). Нападкам подверглись историки: А. Манфред, Е. Тарле, Ф. Коган-Бернштейн (1899–1976), А. Ерусалимский (1901–65). По обвинению в космополитизме из Института философии Академии наук был уволен 51 человек, в подавляющем большинстве — евреи, в том числе В. Библер, И. Крывелев (1906–91), М. Селектор, Я. Черняк. (О борьбе с космополитами в экономике, юриспруденции см. «Космополиты».)

В области естественных наук резким нападкам подверглись физики-академики В. Гинзбург, Л. Ландау, Е. Лифшиц (1915–85), Я. Френкель, И. Франк. Академик А. Фрумкин был снят с должности директора Института физической химии за допущенные ошибки «антипатриотического характера». Отдел агитации и пропаганды ЦК сообщал В. Маленкову, что «среди физиков-теоретиков и физиков-химиков сложилась подпольная группа (Л. Ландау, М. Леонтович, А. Фрумкин), которая своими сторонниками — представителями еврейской национальности — заполонила все теоретические отделы физических и физико-химических институтов». Ученых-физиков спасло от репрессий то, что Л. Берия, курировавший военно-промышленный комплекс, убедил И. Сталина, что дальнейшая кампания чисток в физике нанесёт удар по обороне страны. Изгнанные отовсюду евреи-интеллигенты в поисках заработка читали лекции в обществе «Знание», но и эта возможность была пресечена к концу 1951 г. (были уволены 98 лекторов).

Широкая чистка шла и в центральном аппарате управления промышленности и среди руководителей промышленных предприятий. Помимо обвинений в космополитизме, многих евреев увольняли в связи с так называемым «Ленинградским делом», по которому в начале 1950 года было арестовано, а затем расстреляно около двух тысяч партийных работников. Главными обвиняемыми по этому делу были председатель Госплана СССР Н. Вознесенский и секретарь ЦК А. Кузнецов, которых обвиняли в том числе и в великорусском шовинизме. Почти все евреи, работавшие на руководящих постах в Госплане, были уволены (из 300 человек, уволенных к маю 1951 года, евреи составляли четвертую часть). Ужесточение чистки евреев в промышленности произошло после того, как органы государственной безопасности сфабриковали «дело ЗИСа» (Московского автомобильного завода имени И. Сталина). После проверки положения на заводе комиссией ЦК, которую возглавлял 1-й секретарь Московского обкома партии Н. Хрущев, начались аресты (из 48 арестованных 42 были евреями), было проведено следствие о «еврейской националистической вредительской группе на ЗИСе», главой которой был объявлен заместитель директора завода А. Эйдинов (расстрелян вместе с ещё восьмью евреями; остальные получили большие сроки заключения). Чистка прошла также на предприятиях, относящихся к министерству автомобильной и тракторной промышленности, о чем 21 июня 1950 г. было принято специальное постановление Политбюро. На всех предприятиях министерства происходили массовые увольнения евреев (в том числе директор Московского завода малолитражных автомобилей А. Баранов, директор Карбюраторного завода в Ленинграде А. Окунь, главный инженер Ярославского автомобильного завода А. Лившиц, директор Куйбышевского подшипникового завода Я. Юсим, начальник Государственного института по проектированию заводов автомобильной и тракторной промышленности И. Шейман, директор Ирбитского мотоциклетного завода Е. Мешурис, заведующий отделом машиностроения Московского горкома партии М. Зеликсон). Происходили увольнения и аресты евреев на предприятиях министерства и в центральном аппарате министерства. Арестованных объявили сообщниками «еврейской вредительской группы» на ЗИСе, они получили большие сроки заключения, а Э. Лившиц, начальник главного управления материально-технического снабжения, был расстрелян.

Аналогичная чистка шла в министерстве промышленности строительных материалов: в мае 1950 года был снят с должности министр С. Гинзбург (1897–1993), а также многие сотрудники министерства и подчиненных ему предприятий. В городе Сталинск (Кузнецк) в ноябре 1949 года было раскрыто существование нелегальной синагоги, созданной в 1942–43 годах беженцами из Польши, Западной Украины и местными жителями, которой многие евреи, работавшие на металлургическом комбинате, жертвовали деньги. По этому делу были расстреляны заместитель директора Я. Минц, главный прокатчик С. Либерман, заместитель начальника производственного отдела С. Лещинер, начальник отдела технического контроля А. Дехтярь, а многие получили большие сроки заключения. К марту 1951 года с комбината было уволено 42 сотрудника. После этого чистка предприятий министерства металлургической промышленности была ужесточена. Из министерства были уволены ведущие сотрудники-евреи, а также ряд директоров заводов: А. Голубчик — Макеевского коксохимического завода, П. Коган — Ждановского металлургического завода, М. Гендель — Часов-Ярского шамотного завода.

Повальная чистка на предприятиях оборонной промышленности началась после увольнения в июле 1949 года И. Зальцмана (см. выше), директора Челябинского завода имени С. М. Кирова (крупнейшего завода страны по выпуску танков). После проверки комиссией ЦК из Центрального аэрогидродинамического института имени Жуковского было уволено 60 сотрудников-евреев, из Всесоюзного института авиационных материалов — 18 сотрудников-евреев. Из министерства авиационной промышленности были уволены все директора заводов — евреи, в том числе И. Левин (1906–?) — директор Саратовского завода № 292, выпускавшего истребители Яковлева; директор Авиамоторного завода № 24 М. Жезлов; директор Опытного завода легких сплавов И. Выштынецкий; директор Московского завода № 315 И. Соломанович. Был снят с поста заместителя министра авиационной промышленности С. Сандлер. Возмущенный столь большим числом евреев на предприятиях авиационной промышленности, И. Сталин заявил Н. Хрущеву относительно Московского завода № 30: «Надо подобрать здоровых рабочих, пусть они возьмут дубинки, кончится рабочий день, выйдут и побьют этих евреев». К весне 1951 г. с этого завода был уволен 71 еврей.

14 июля 1950 г. был снят с должности директор Центрального научно-исследовательского института ракетной техники Л. Гонор (в феврале 1953 года был арестован). Чистка велась во многих отраслях тяжёлой и лёгкой промышленности, на транспорте. В электропромышленности наиболее жестокая чистка была проведена на заводе «Динамо» имени Кирова, где в 1950 г. были уволены, а затем арестованы многие сотрудники-евреи во главе с директором Н. Орловским. В тяжёлом машиностроении на многих предприятиях были уволены все руководящие работники-евреи (например, на Уральском заводе тяжёлого машиностроения [Уралмаш] в Свердловске). Массовые увольнения были на транспорте, особенно после «дела Метростроя», по которому было арестовано 23 человека.

Антисемитская кампания конца 1940-х — начала 1950-х годов сочеталась с другими идеологическими кампаниями, проводившимися тогда в СССР. Так, в медицинских и биологических учреждениях после августовской сессии (1948 г.) Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук, закончившейся полной победой школы академика Т. Лысенко и поражением биологов-генетиков, так называемых «вейсманистов-морганистов», многих евреев-медиков стали изгонять из всех медицинских учреждений как сторонников «преступной» школы. Особо жестокая чистка шла в Ленинграде. 16 июля 1949 года решением Секретариата ЦК был снят с должности директор Научно-исследовательского института экспериментальной биологии АМН А. Гуревич (1874–1954). В октябре 1949 года был арестован директор Ленинградского научно-исследовательского института физической культуры Е. Зеликсон, заклейменный прессой как «вейсманист-морганист». Чистки сопровождались многочисленными доносами учёных на своих коллег-евреев (по доносам из Ленинградского института экспериментальной медицины были уволены профессор В. Я. Александров /родился в 1906 г./, П. Светов, А. А. Браун, А. Д. Браун). Чистка в медицинских и биологических учреждениях велась по всей стране. В конце 1950 года — начале 1951 года были уволены евреи из Московского общества испытателей природы при МГУ. Большая чистка была проведена в психиатрических учреждениях столицы, куда была направлена комиссия ЦК. 27 января 1950 года ЦК принял специальное постановление о дальнейшем ужесточении кадровой чистки в медицинских учреждениях. В 1950 года из министерства здравоохранения СССР были уволены все руководители-евреи, многие из них были арестованы за участие в «крупных хищениях и махинациях с материальными ценностями». Чистка шла в Московском стоматологическом институте, во 2-м Медицинском институте, в Клинике лечебного питания. В стране создалась чудовищная атмосфера, в которой смогло появиться дело врачей (см. далее, а также Врачей дело).

До начала 1950 года расследование «преступной деятельности» Еврейского антифашистского комитета вели 35 следователей. Следствие проводилось очень интенсивно, но в марте 1950 года было объявлено о прекращении следствия. Однако после ареста ряда руководителей МГБ во главе с В. Абакумовым (см. ниже) 19 января 1952 года следствие по делу бывшего руководства Еврейского антифашистского комитета было возобновлено. Всю работу следственной группы курировал М. Рюмин, ставший после доноса И. Сталину на В. Абакумова заместителем министра Государственной безопасности. Он заявил, что является «уполномоченным ЦК ВКП(б) на вскрытие еврейского националистического центра». И. Сталин интересовался ходом следствия и даже составил специальный вопросник для ведения допроса. По сценарию следствия Еврейский антифашистский комитет был шпионским центром, за связь с которым на других процессах выносили смертные приговоры (например, по делу М. Айзенштадт-Железновой, по делу ЗИСа). Планировалось, что будет открыто около 70 следственных дел, так или иначе связанных с Еврейским антифашистским комитетом. Следователи пытались доказать наличие еврейской националистической организации в МГБ, МИДе, партаппарате, выбивали из подследственных показания против Л. Кагановича, В. Молотова. Особое внимание в вопроснике И. Сталина уделялось выявлению связей арестованных с американской разведкой. Несмотря на все ухищрения, следствию не удалось добиться убедительных показаний о связях с американской разведкой или наличия националистической организации в различных министерствах. Большую роль в срыве планов следствия сыграло мужественное поведение заключенных, особенно А. Лозовского и Б. Шимелиовича.

Над группой руководителей и сотрудников Еврейского антифашистского комитета было решено провести отдельный процесс. 5 марта 1952 года помощник начальника следственной части по особо важным делам при МГБ подполковник П. Гришаев вынес постановление об объединении следственных дел А. Лозовского, И. Фефера, С. Брегмана (1895–1952), И. Юзефовича, Б. Шимелиовича, Л. Штерн, Л. Квитко, Д. Гофштейна, Л. Тальми, В. Зускина, Э. Теуми, Ч. Ватенберг-Островской (см. выше) в одно следственное дело. Кроме того, было принято постановление о начале следствия по делам всех лиц, имена которых фигурировали в ходе допросов по делу Еврейского антифашистского комитета. Список будущих подследственных включал 230 человек, в том числе И. Эренбурга, В. Гроссмана, С. Маршака, М. Блантера, академика Б. Збарского, Б. Слуцкого, А. Вергелиса, историка Л. Зубока (1896–1967). Еще до начала суда по делу Еврейского антифашистского комитета были утверждены обвинительное заключение и приговор. 30 апреля 1952 года министр государственной безопасности С. Игнатьев писал И. Сталину: «Предоставляю Вам при этом копию обвинительного заключения по делу еврейских националистов, американских шпионов Лозовского, Фефера и других. Докладываю, что следственное дело направлено на рассмотрение Военной коллегии Верховного суда СССР с предложением осудить Лозовского, Фефера и всех их сообщников, за исключением Штерн, к расстрелу. Штерн сослать в отдалённый район сроком на десять лет».

8 мая — 18 июля 1952 года проходили закрытые заседания Военной коллегии Верховного суда под председательством генерал-лейтенанта юстиции А. Чепцова, на которых рассматривалось дело Еврейского антифашистского комитета. Заседания суда проходили без участия представителей государственного обвинения, защиты и без вызова свидетелей. Подсудимые обвинялись в связях с «еврейскими националистическими организациями Америки», в отправках в эти организации «информации об экономике СССР, а также клеветнической информации о положении евреев в СССР... в том, что по заданию еврейских националистов Америки поставили вопрос о заселении Крыма и создании там еврейской республики ... руководители Еврейского антифашистского комитета обвиняются и в издании «Черной книги», осуществленной совместно с еврейскими националистами США и Палестины».

Несмотря на то, что подсудимые подвергались тяжким мерам физического воздействия во время следствия и психологическому давлению даже во время процесса, все они (за исключением много лет сотрудничавшего с МГБ И. Фефера) отказались полностью или частично признать свою вину. Сопротивление подсудимых и полная неподготовленность процесса вызвали беспрецедентный по понятиям тех лет поступок председателя суда А. Чепцова. В июле 1952 года он прервал процесс и решил возвратить дело на дознание. Он обратился к Генеральному прокурору Советского Союза Г. Сафонову, председателю Президиума Верховного Совета Советского Союза Н. Швернику, секретарю ЦК П. Пономаренко с жалобами на деятельность органов МГБ и в первую очередь на М. Рюмина. Видимо, некоторые руководители партии и страны хотели затянуть процесс, опасаясь, что он может привести к новой широкой чистке руководства. Но Г. Маленков потребовал от А. Чепцова «немедленного завершения дела». Он заявил А. Чепцову: «Что же, вы хотите нас на колени поставить перед этими преступниками? Ведь приговор по этому делу апробирован народом, этим делом Политбюро занималось три раза. Выполняйте решение Политбюро».

18 июля 1952 года все подсудимые, за исключением Лины Штерн, были приговорены к расстрелу. Л. Штерн была приговорена «к ссылке в отдалённую местность сроком на пять лет». 12 августа 1952 года приговор был приведен в исполнение.

Дело врачей началось с ареста 18 января 1950 года терапевта профессора Я. Г. Этингера (1887–1951). Его обвинили в том, что он является «активным еврейским националистом», а также в «клеветнических измышлениях» по адресу Г. Маленкова. Были арестованы его жена Р. Викторова и сын Я. Я. Этингер (родился в 1929 г.). Следователей интересовали идейные сторонники Этингера в медицинском мире. Был составлен список «еврейских националистов» — врачей, но Я. Г. Этингер отказывался признать то, что от него требовали следователи. 2 марта 1951 года он умер в тюрьме от разрыва сердца. 2 июня 1951 года следователь подполковник М. Рюмин, который вёл дело Я. Этингера, видимо, заранее уверенный в благосклонном отношении И. Сталина, направил ему донос, в котором обвинил В. Абакумова в том, что он сознательно скрыл от правительства «террористический план еврейского националиста» Я. Этингера, состоявший в применении «вредительских» методов лечения советских руководителей и деятелей международного рабочего движения и в «умерщвлении Щербакова». Для «скрытия этого преступления Этингера умышленно довели до смерти» В. Абакумов и его помощники, чем «затушили дело террориста Этингера», нанеся серьёзный ущерб интересам государства. Результатом доноса было принятое 11 июля 1951 года секретное постановление ЦК ВКП(б) «О неблагополучном положении в МГБ СССР». Новому руководству министерства государственной безопасности — С. Игнатьеву и ставшему заместителем министра М. Рюмину — постановление поручало «вскрыть существующую среди врачей группу, проводящую вредительскую работу против партии и правительства». 12 июля 1951 года В. Абакумов был арестован, а вскоре были арестованы многие руководящие работники министерства, в том числе все евреи, занимавшие в министерстве ответственные посты, по обвинению в том, что они являются сионистами и заговорщиками: Л. Шварцман (?–1956 г.), заместитель начальника следственной части по особо важным делам МГБ СССР, руководящие работники 2-го Главного управления С. Павловский, Н. Бородин, Л. Райхман (1908–90), заместитель начальника Особого отдела Н. Эйтингон (1899–1981; руководил операцией по убийству Л. Троцкого).

И. Сталин потребовал от С. Игнатьева применения «решительных мер по вскрытию группы врачей-террористов» и поручил М. Рюмину интенсивными методами расследовать «дело врачей»... В октябре 1952 года И. Сталин разрешил применять к арестованным врачам меры физического воздействия, и их стали зверски избивать на допросах. Но Сталину нужны были показания арестованных о существовании разветвленного заговора медицинской элиты страны, связанной со многими членами Политбюро. И. Сталин неоднократно заявлял, что считает шпионами В. Молотова (американским), А. Микояна и К. Ворошилова (английскими). И. Сталин требовал от органов безопасности более активной разработки версии о сионистском характере заговора и о связях заговорщиков с английской и американской разведкой через «Джойнт». Он считал, что даже М. Рюмин действует недостаточно энергично, за что 15 ноября 1952 года того сняли с поста и назначили нового руководителя следствия по делу врачей, заместителя министра государственной безопасности С. Гоглидзе, который заявил следователям, что пора перестать «нянчиться» с заключенными и начать действовать как «настоящие революционные следователи». И. Сталин ежедневно читал протоколы допросов и лично руководил следствием.

Хотя И. Сталин был главным создателем сценария «дела врачей», постепенно он стал верить в то, что сам же придумал. Жертвами его всё растущей подозрительности становились самые близкие к нему люди, в том числе начальник его личной охраны генерал Н. Власик, который был обвинен в том, что скрыл донос Л. Тимашук на кремлёвских врачей (арестован 15 декабря 1952 г.). 1 декабря 1952 года на заседании Бюро Президиума ЦК И. Сталин заявил, что В. Абакумов и Н. Власик скрыли важный документ, разоблачавший заговор по уничтожению А. Жданова. Запугивая членов Бюро, заявляя, что они все могли стать жертвами, И. Сталин заявил: «Вы слепцы, котята, что же будет без меня — погибнет страна, потому что вы не сможете разоблачить врагов».  

Источник

Это было оправдательное объяснение евреев, заготовленное для суда истории. Естественно, они постарались представить те события в выгодном для себя свете. 

Но, если вспомнить, кто были евреи изначально, кем их заставляли быть "духовые руководители" — Иудеи, какие мысли и установки к действию они им внушали из века в век, из года в год, то и действия Сталина можно понять и признать оправданными.

Вдумайтесь! В СССР жило и трудилось более 5 миллионов евреев! (В 1917 году их было 11 миллионов, это известно абсолютно точно. Поэтому я очень осторожно пишу, что в послевоенном СССР жило "более 5 миллионов евреев". Разумеется, их было намного больше). И ведь никто из них нигде не написал, что Сталин репрессировал миллионы евреев! Нет! Даже в этом слёзном тексте, счёт идёт на десятки и сотни евреев! Там 20 евреев арестовали, там 25 евреев сняли с должностей, там 6 или 8 евреев были приговорены к высшей мере... Так это не репрессии были, а это была чистка руководящих рядов от врагов народа! Как это и называл сам Сталин! 

А чистить руководящие ряды надо было! Обязательно! Как и сегодня! Хотя бы за эту политику, которой руководствовались отдельные евреи, действующие как вредители в отношении советской власти и трудового народа. 

Вот за такие принципы действительно надо было карать иуд без всякой жалости!

"Кадры решают всё! Каждая лаборатория, каждая кафедра, каждый, институт, газета, журнал, издательство должны стать кузницей наших кадров. Проникайте на руководящие посты, в рабочую и крестьянскую среду гоев, дайте им много денег, но ещё больше водки, чтобы зачатые в пьяной угаре гои деградировали и действительно представляли собою рабочий скот: деньги, водка, секс и никакой духовности! ... Пусть каждое поколение всех в этом мире неевреев сталкивается с нашей глубоко эшелонированной обороной. Всеми средствами подавляйте сознание гоев, лучшего из них раздавите, полоните, худшего, подобного тупому барану, возвысьте! ... Мир жесток, в нём нет места филантропии. Не наше дело заботиться в СССР о славянских кадрах. Если им лень думать о себе, почему мы должны думать о них? Наш великий мудрец на невольничьем рынке в Риме когда-то назвал их склабами, то есть рабами в душе, почему же мы теперь должны думать о них иначе?"

А когда великий Сталин умер, случилось как он и предвидел — погибла страна! А бывший советский народ был буквально изнасилован, несколько раз ограблен, и на период горбачёвской "перестройки" был обречён на интенсивное вымирание. 

Это наша история!

12 марта 2019 г. Мурманск. Антон Благин

P.S.

Интереснейшая версия о смерти Сталина от российской писательницы и журналистки Елены Анатольевны Прудниковой, изучавшей так называемое "ДЕЛО ВРАЧЕЙ:

"Дело врачей было раскручено, чтобы под него замаскировать убийство Сталина!"

promo blagin_anton november 27, 2015 01:08 158
Buy for 50 tokens
25.11.2015 я был в районном суде города Мурманска, куда меня пригласили по повестке как автора книги "Апокалипсис наступит завтра". "Центр противодействия экстремизму по Мурманской области" относительно недавно передал в Прокуратуру Мурманской области целое…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.