blagin_anton

Categories:

Сенсация: во Франции антисионизм приравняли к антисемитизму!

Продолжение. Начало здесь: https://blagin-anton.livejournal.com/1081887.html

Раньше я верил в «Холокост 6 миллионов евреев», теперь знаю, что это античеловечная спекуляция (гешефт-проект) на «мёртвых душах»!

Как и все взрослые люди, я когда-то был молодым человеком. И вот, когда я был ещё юношей 12-14-ти лет, в мои руки попала весьма объёмная книга французского писателя-романиста Робера Мерле «Смерть — моё ремесло», в которой автор рассказал об ужасах фашизма, об ущербной психологии нацистов и о том, как они массово уничтожали евреев в концлагере «Освенцим» (немецкое название этого концлагеря «Аушвиц»).

Скачать книгу можно по ссылке: https://royallib.com/book/merl_rober/smert__moe_remeslo.html

Робер Мерле написал эту книгу в 1953 году, мне она показалась легко читабельной (язык рассказа незатейливый, близкий к разговорному, то есть, не исторический и не энциклопедический); наверное, поэтому данная книга формировала в моём сознании получше иного кинофильма живописные картины прошлого, в том числе картины ужасов войны, которые производили на меня, тогда очень молодого человека, сильнейшее психо-эмоциональное воздействие. В силу этих причин книгу «Смерть — моё ремесло» мне хотелось читать неотрывно. Она завораживала. И я действительно вскоре прочёл её всю от корки до корки, как говорится, на одном дыхании. И я хорошо запомнил её содержимое, потому что оно очень сильно меня впечатлило. Я всё запомнил! А поскольку я родился с техническим складом ума, мне особенно врезались в память описания всех придуманных нацистами изощрённых способов умерщвления евреев и описания способов последующей утилизации их тел, о чём очень подробно, в деталях рассказал читателю французский писатель.

С тех пор прошло много лет, но та информация, которую мой юношеский ум почерпнул из книги Робера Мерле «Смерть — моё ремесло», продолжала жить во мне своей жизнью, и я вспоминал о ней каждый раз, когда мне приходилось читать новые книги или смотреть новые кинофильмы о Второй мировой войне. Так продолжалось до тех пор, пока в мои руки не попала книга швейцарского исследователя Юргена Графа «Великая ложь ХХ века», которая была переведена на русский язык и издана в России в 1997 году. Эта книга тоже произвела на меня неизгладимое впечатление. Только другое. Качественно другое.

Скачать книгу можно по ссылке: https://royallib.com/book/graf_yurgen/velikaya_log_XX_veka.html

Если книгу Робера Мерле «Смерть — моё ремесло» сегодня я могу назвать «ментальным вирусом» (по аналогии с компьютерным вирусом, который, понятное дело, не появился сам по себе на свет, а его создал какой-то злоумышленник с каким-то злым умыслом), то книгу Юргена Графа я по праву считаю своего рода «антивирусом», потому что в моём сознании она буквально обнулила всю ту ложную первичную информацию, которую я почерпнул из книги Робера Мерле и которую я воспринимал ранее исключительно как историческую правду.

Иначе говоря, для людей, поражённых информационным вирусом под названием «Холокост 6 миллионов евреев» книга Юргена Графа служит своеобразным антидотом. А для людей, которых сионисты не успели информационно зазомбировать — вакциной.

В своей книге «Великая ложь ХХ века» Юрген Граф привёл столь убедительные контр-факты, что мне, тогда уже зрелому 38-летнему человеку, после прочтения собранной швейцарским исследователем информации стало понятно, что все те, якобы придуманные нацистами, изощрённые способы умерщвления евреев и их последующей «утилизации», о которых очень подробно в деталях рассказал французский писатель в книге «Смерть — моё ремесло», — это мастерски сочинённая ложь, призванная ввести в заблуждение миллионы людей!

Я говорю сегодня своему читателю откровенно и честно, как на духу: я вырос на книгах о Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, в юности я их прочитал тысячи, и я знаю сколь страшной и тяжёлой была та война, особенно для нашего народа-победителя! Я также знаю, что германские нацисты под руководством Адольфа Гитлера (Шикльгрубера) за несколько лет убили более 50 миллионов человек самых разных национальностей, и я знаю, что эти изверги убили большое количество евреев… Причём больше всего они убили на оккупированной территории советских евреев! Однако, как человек, умеющий думать и анализировать информацию, научившийся отличать ложь от правды, потративший более двух десятков лет на изучение нашей и мировой истории, я в конце концов смог убедиться в том, что пресловутого «Холокоста 6 миллионов евреев» не было! 

И не могло быть, хотя бы даже по техническим причинам! «Холокост» — чудовищный миф! Точнее — это идеологический и политический гешефт-проект, который сионисты придумали ещё во второй половине 19 века! 

Они уже тогда (в конце 19 века — в начале 20-го века) планировали при поддержке Англии построить на территории Палестины еврейское государство и под страхом смерти переселить туда из Европы до 2-х миллионов евреев. Поскольку этого тогда не случилось, сионисты позже вступили в сговор с Адольфом Гитлером, который тоже пообещал им помочь со строительством Израиля на палестинских землях и с депортацией туда евреев из Европы. Причём депортировать предполагалось только молодых и здоровых евреев! Судьба остальных не интересовала ни главного нациста — Адольфа Гитлера (Шикльгрубера), ни тогдашнего главного сиониста Хаима Вейцмана, ставшего впоследствии (в 1948 году) первым президентом государства Израиль…

Одна кровь, одна идеология.
Одна кровь, одна идеология.

Одна кровь, одна идеология.

Таким образом, если посмотреть на историю широко раскрытыми глазами, с одной стороны мы имеем реальные ужасы германского фашизма и миллионы загубленных нацистами жизней людей самых разных национальностей, в том числе и сотен тысяч евреев, возможно даже, около миллиона евреев! Но, никак не больше! С другой стороны, мы имеем буквально фантастическую ложь (хуцпу) об изощрённейших убийствах нацистами 6.000.000 евреев, (и ни одним меньше, и ни одним больше!), и ещё более фантастическую ложь (хуцпу) о последующем сжигании трупов евреев в печах крематориев концлагерей, что с технической точки зрения полнейший абсурд!

Да и зачем нацистам нужен был такой "гемморой" с кремацией якобы убитых ими 6.000.000 евреев?

Отвечаю на этот вопрос со знанием дела: ни за чем и ни для чего эти дикие сложности (в том числе и финансовые) нацистам не были нужны! Вся эта ложь про 6 миллионов загубленных и затем сожжённых евреев нужна была только иудеям-сионистам для поддержания мифа о «Холокосте». Слово «холокост» несёт в себе прежде всего религиозный смысл, в переводе с греческого оно означает: «жертвенное всесожжение до состояния пепла» (во славу б-га Яхве). Причём исторически «жертвенное всесожжение» — это исключительно иудейская религиозная традиция! Описанию этого всесожжения в Торе и в Библии посвящены многие страницы! Есть в иудейской литературе и вот такие наглядные иллюстрации:

Ритуальное всесожжение, практикуемое иудеями, или холокост по-гречески.

Спрашивается, при чём Германия, немцы, с одной стороны, и иудейский религиозный ритуал жертвоприношения во славу б-га Яхве, с другой стороны?! 

Опять же, отвечаю на этот вопрос как просвещённый человек: «Холокост 6 млн евреев» — это религиозная страшилка, в основе которой лежит известная евангельская притча-пророчество Исуса Христа, который однажды сказал, что «все дети диавола будут в конце концов сожжены в печи огненной» (Мф. 13: 37-43). Спаситель буквально так и сказал: «поместят их в печь огненную, там будет плач и скрежет зубов!»

Только (внимание!) Спаситель говорил это об Иудеях, которые постоянно следовали за ним по пятам и всё время хотели убить его (о чём свидетельствуют десятки записей, имеющихся в Евангелиях), а эти «дети дьявола» потом трансформировали слова Христа в «страшилку для евреев», назвав её «Холокостом»! Причём, эти «дети дьявола» додумались до того, что указали точную цифру, сколько, по их мнению, должно быть однажды сожжено евреев! 6.000.000! «Six million Jews».

Вот почему в американских газетах (в новостных публикациях еврейских журналистов) задолго до Второй мировой войны и даже задолго до Первой мировой войны стали регулярно печататься слова-страшилки: «Holocaust», «six million» и цифра «6.000.000». Вот наглядный пример из 1919 года:

Обратите внимание: это страница журнала, изданного в 1919 году! Автор этой публикации известный в США человек, сенатор Мартин Глинн. До Второй мировой войны ещё более двадцати лет, а так называемые сионисты уже нагнетали истерию, пугая евреев «Холокостом six million Jews»!!!

Ещё раз пристально взглянем на историю Второй мировой войны. В ходе её нацисты под управлением Гитлера построили много концентрационных лагерей, в которых в общей сложности содержалось несколько миллионов узников, но только один из нацистских концлагерей был выбран сионистами для пропаганды «Холокоста». 

Этим особым «лагерем смерти евреев» стал в сионистской пропаганде «Освенцим», который сами нацисты называли «Аушвицем».

Ну а коль выбор сионистов пал на «Освенцим», его и стали в литературе и в средствах массовой информации преподносить как самый страшный лагерь смерти, в котором якобы уничтожались преимущественно евреи.

В год основания Израиля на земле Палестины по решению ООН — это был 1948 год — бывший концлагерь «Освенцим» был превращён в музей, в котором еврейскими организациями была установлена вот такая памятная табличка:

Надпись на мраморной плите гласит: «Четыре миллиона человек пострадали и умерли здесь от рук нацистских бандитов между 1940 и 1945 годами».

Тогда же в послевоенной Франции нашёлся нечистоплотный писатель-романист, тот самый Робер Мерле, который за хорошие деньги под заказ сионистов написал в 1953 году уже упомянутую книгу «Смерть — моё ремесло», пропагандирующую тему «Холокоста». Естественно, она сразу же стала бестселлером. К тому же при написании книги Робер Мерле придумал очень хитрый ход: он повёл своё художественное повествование от имени вымышленного персонажа, якобы коменданта «Освенцима» — Рудольфа Ланга.  (Настоящего коменданта «Освенцима» звали Рудольф Хёсс. Он был в этой должности с 4 мая 1940 по 9 ноября 1943 года, а с 9 ноября 1943 по 1945 год Рудольф Хёсс был инспектором концентрационных лагерей). В результате этого художественного приёма у читателя книги Мерле складывается впечатление, что он на самом деле читает откровение настоящего начальника концлагеря "Освенцим".

Уважаемый читатель, наберитесь терпения и прочтите небольшой отрывок из книги Робера Мерле, чтобы увидеть, что она сыграла важную роль в раскручивании в послевоенные годы сионистского мифа о «Холокосте 6 миллионов евреев».

«…С Польшей, как и следовало ожидать, покончили очень быстро. Затем война как бы застыла. Наступила весна 1940 года. Всё настойчивее поговаривали о молниеносном наступлении. В начале мая фюрер выступил в рейхстаге с речью, имевшей огромное значение. Он заявил, что теперь, когда Польша перестала существовать и Данциг возвращён родине-матери, демократическим странам нет никакого смысла отказываться от мирного урегулирования с рейхом всех европейских проблем. Если они этого не делают, значит, им мешают их еврейские хозяева. Вывод ясен: мировое еврейство считает момент подходящим, чтобы создать против рейха коалицию и окончательно свести счёты с национал-социализмом. В этой борьбе Германия вынуждена ещё раз поставить на карту всё своё будущее. Но демократические силы и мировое еврейство глубоко ошибаются, если думают, что позор 1918 года когда-либо повторится. Третий рейх вступает в эту борьбу с непоколебимой волей к победе. Фюрер торжественно заявляет, что враги национал-социалистского государства понесут быструю и тяжелую кару. Что касается евреев, то везде, где только будет возможно, везде, где мы их встретим на своем пути, они будут уничтожены.

Спустя три дня после выступления фюрера я получил от рейхсфюрера приказ отправиться в Польшу и преобразовать старые артиллерийские казармы в концентрационный лагерь. Этот новый концлагерь получил по близлежащему городку название Освенцим.

Я решил, что Эльзи и дети пока останутся в Дахау, а сам выехал с оберштурмфюрером Зецлером, гауптшарфюрером Бенцем и шофером.

В Освенцим я прибыл ночью, переспал в реквизированном доме и на следующий день осмотрел казармы. Они были расположены приблизительно в трех километрах от городка, но КЛ (концлагерь) должен был занять гораздо большую площадь, чем казармы. В него, согласно плану, вливался ещё другой лагерь, расположенный близ местечка Биркенау. Вокруг обоих лагерей мы забрали пустующие земли общей площадью более восьми тысяч гектаров, чтобы обработать их или построить там промышленные объекты.

Я из конца в конец обследовал отведенную под лагерь территорию. Местность совершенно ровная, болотистая и лесистая. Дороги, очень скверные, переходили в едва заметные тропы. Видневшиеся кое-где дома казались маленькими, затерявшимися в этой бесконечной равнине. За всё время, что я осматривал территорию лагеря, я не встретил ни одной живой души. Я велел остановить машину, и сам пешком прошёл несколько сот метров, чтобы размять ноги. Воздух был насыщен гнилыми болотными испарениями. Стояла полная тишина. Солнце уже скатилось к горизонту, чёрная линия которого кое-где прерывалась купами деревьев. Хотя уже наступила весна, небо низко нависло над землей и было затянуто серыми дождливыми облаками. Насколько хватал глаз, вся эта равнина горбилась лишь в одном месте. Все плоско, пустынно, необъятно. Я вернулся к машине и с радостью забрался в неё.

Польские казармы кишели насекомыми, и первой моей заботой было привести их в порядок. Гамбургская фабрика дезинсекционных средств «Веерле и Фришлер» прислала мне значительное количество яда в кристаллах. Нужно было уметь обращаться с этими кристаллами, поэтому фабрика командировала к нам двух специалистов, которые, приняв все меры предосторожности, сами производили дезинсекцию. В моё распоряжение предоставили команду польских военнопленных, чтобы обнести территорию лагерей (которые, как я уже сказал, должны были оставаться обособленными: Освенцим — для евреев, Биркенау — для военнопленных) колючей проволокой и установить там сторожевые вышки. Через несколько дней прибыли эсэсовские части, заняли казармы, и началось строительство вилл для офицеров. В тот самый день, когда закончилась славная французская кампания, в лагерь прибыл первый транспорт заключенных евреев. Они сразу же получили задание построить для себя бараки.

В августе я уже смог вызвать к себе Эльзи с детьми. Виллы офицеров выстроились фасадом к городку Освенцим, где возвышалась церковь с двумя изящными колокольнями. На этой голой равнине колокольни радовали глаз, поэтому я и велел так поставить виллы. Это были комфортабельные деревянные домики на каменном фундаменте, с примыкающими к ним террасами, выходящими на юг, и садиками. Эльзи была счастлива своим новым жильем, и в особенности системой отопления и горячей водой. Все я приказал сделать по последнему слову техники. Эльзи без труда нашла в Освенциме служанку, а для тяжёлых работ я предоставил ей двух заключенных. Согласно распоряжению рейхсфюрера, я должен был обеспечить, помимо строительства лагеря, ещё и осушение болот и пойменных земель по обе стороны реки Вислы, чтобы использовать их под посевы. Я очень быстро понял, что здесь надо произвести, правда, в значительно более широких масштабах, все те работы, которые я проделал уже на землях барона фон Иезерица. Никакой дренаж не принесёт пользы, если воды Вислы не будет сдерживать плотина. Дав указание разработать соответствующие проекты, я подсчитал, что при максимальном использовании находящейся в моём распоряжении рабочей силы на все эти работы потребуется три года, и доложил об этом рейхсфюреру. Через четыре дня я получил ответ: рейхсфюрер давал мне один год.

Я не создавал себе никаких иллюзий относительно того, что ожидает меня, если плотина не будет закончена к указанному сроку. Рейхсфюрер наказывал и даже казнил эсэсовцев за самые незначительные провинности. Сознание этого дало мне сверхчеловеческие силы. Я не вылезал со строительной площадки, не давал ни минуты отдыха своим помощникам и заставлял работать заключенных днём и ночью. Смертность среди заключенных возросла до угрожающих размеров, но это, к счастью, не создавало нам никаких трудностей, потому что новые транспорты автоматически покрывали убыль. Моим эсэсовцам тоже было нелегко. Многих из них пришлось разжаловать за проступки, которые при других обстоятельствах я счёл бы пустяковыми. А двух шарфюреров за более серьезные дела пришлось расстрелять.

В конце концов плотину закончили на двадцать четыре часа раньше указанного срока. Рейхсфюрер лично прибыл на её открытие и произнёс перед техническими работниками и офицерами КЛ речь. Он сказал, что мы можем считать себя пионерами в освоении восточных просторов, поздравил нас с примерной оперативностью в этом «прекрасном начинании» и закончил словами о том, что национал-социалистское государство непременно выиграет войну, потому что как в военных операциях, так и при проведении экономических мероприятий оно учитывает первостепенное значение фактора времени.

Спустя десять дней после приезда к нам рейхсфюрера я получил сообщение, что мне присвоено звание штурмбанфюрера.

К несчастью, поспешность, с какой мы строили плотину, не прошла нам даром. Спустя две недели после приезда Гиммлера над нашими местами разразились дожди, Висла вышла из берегов, и часть нашего замечательного сооружения начисто снесло. Пришлось просить новые кредиты и предпринимать новые работы, как мы утверждали, для «укрепления плотины», а в действительности для того, чтобы сооружать её чуть ли не заново. И все же мы добились лишь ничтожного результата; чтобы сделать плотину по-настоящему надежной, следовало бы всё начать с начала.

В результате моей деятельности концлагерь Биркенау-Освенцим превратился в огромный город. Но как ни быстро разрастался лагерь, он ещё был слишком мал, чтобы принять всех заключенных. А их прибывало всё больше и больше. Я направлял руководству СС письмо за письмом с просьбой задержать этот поток. Я указывал, что у меня не хватает бараков и продуктов, чтобы разместить и кормить такое количество людей. Но мои письма оставались без ответа, а новые транспорты всё прибывали. Положение в лагере стало угрожающим. Вспыхнули эпидемии, бороться с ними мы не имели никакой возможности, и процент смертности резко возрос. При создавшемся положении — транспорты приходили почти ежедневно — я всё больше сознавал своё бессилие. Всё, что я мог сделать, — это лишь поддерживать порядок среди заключенных, прибывавших отовсюду и заполнявших лагерь. Но это тоже было нелегко. Война затянулась — и молодых, чудесных ребят, добровольцев из частей «Мертвая голова», отправили на фронт, а взамен прислали уже пожилых охранников из общих эсэсовских частей. Среди них, к сожалению, оказалось немало сомнительных людей, и всякого рода злоупотребления, к которым они быстро пристрастились, значительно усложнили мою задачу.

Так продолжалось несколько месяцев.

22 июня 1941 года фюрер бросил вермахт на Россию. 24-го я получил циркуляр рейхсфюрера, в котором говорилось, что теперь офицеры КЛ могут обращаться к командованию с просьбой о зачислении в действующую армию. В тот же вечер я подал рапорт о своём желании отправиться добровольцем на фронт. Шесть дней спустя Гиммлер вызвал меня в Берлин. В соответствии с недавно полученной инструкцией, предлагавшей вести строгую экономию бензина, я поехал поездом. В столице царило лихорадочное оживление. Улицы были полны военными, вокзалы забиты воинскими составами. В город поступали сообщения о первых победах немецких войск над большевиками.

Рейхсфюрер принял меня вечером. В сопровождении адъютанта я прошёл в его кабинет. Адъютант удалился, тщательно затворив за собой двойную дверь. Я приветствовал рейхсфюрера с порога и, когда он ответил на мое приветствие, приблизился к нему.

Кабинет был освещен только настольной лампой на бронзовой ножке. Рейхсфюрер встретил меня стоя. Он словно застыл в этой позе. Лицо его было в тени. Потом он сделал едва заметное движение правой рукой и приветливо сказал:

— Садитесь, прошу вас.

Я сел, свет лампы упал на меня.

В ту же минуту зазвонил телефон, Гиммлер снял трубку, а другой рукой сделал мне знак оставаться на своём месте. Я услышал, как он упомянул какого-то Вульфсланга и КЛ Освенцим. Я почувствовал себя неловко оттого, что присутствую при этом разговоре, и сразу же заставил себя не слушать. Опустив глаза, я стал внимательно разглядывать знаменитый резной письменный прибор из зеленого мрамора. Это был подарок КЛ Бухенвальд по случаю праздника. «Да, — подумал я, — в Бухенвальде есть замечательные художники». И отметил про себя: надо выяснить, нет ли хороших художников и среди моих евреев.

Я услышал, что трубку положили на рычаг, и поднял глаза.

— Штурмбанфюрер, — тотчас же сказал Гиммлер, — я рад сказать вам, что инспектор лагерей группенфюрер Гёрц превосходно отзывается в своем рапорте о деятельности коменданта КЛ Освенцим. С другой стороны, — продолжал он, — я узнал что вы подали заявление о зачислении вас в действующую армию.

— Так точно, господин рейхсфюрер.

— Должен ли я понять, что вами движут патриотические побуждения? Или вам не нравится ваша работа в КЛ Освенцим?

— Я сделал это исключительно из патриотических побуждений, господин рейхсфюрер.

— Я счастлив, что это так. О другом назначении для вас не может быть и речи. Исходя из некоторых наших планов, я считаю ваше присутствие в Освенциме необходимым.

Помолчав немного, он заговорил снова:

— То, что я вам теперь скажу, совершенно секретно. Поклянитесь честью, что вы сохраните это в полной тайне.

Я взглянул на него. В СС было столько секретного, умение сохранять тайну имело такое значение в нашей организации, что, казалось, нет в необходимости каждый раз требовать клятвы.

— Вы должны понять, — продолжал Гиммлер, — что речь идёт не об обычной служебной тайне, а, — он отчеканил каждое слово, — о подлинно государственной тайне.

Он отступил ещё глубже в тень и строго произнёс:

— Штурмбанфюрер, поклянитесь честью офицера СС, что вы никому не откроете эту тайну.

Я, не колеблясь, произнес:

— Клянусь честью офицера СС.

— Примите во внимание, — продолжал он после короткой паузы, — что вы должны держать это в секрете от всех, даже от вашего непосредственного начальника — группенфюрера Гёрца.

Я почувствовал себя неловко. Лагерями занимался лично рейхсфюрер, и, естественно, не было ничего необычного в том, что он сам давал мне указания. Но то, что он делал это через голову и без ведома Гёрца, было очень странно.

— Вас не должно это удивлять, — проговорил Гиммлер, словно читая мои мысли. — Эти меры ни в коем случае не свидетельствуют о недоверии по отношению к инспектору лагерей группенфюреру Гёрцу. Он будет поставлен в известность обо всём немного позже, когда я сочту это нужным.

Рейхсфюрер сделал движение головой, и свет упал на нижнюю часть его лица. Его тонкие губы на чисто выбритом лице были крепко сжаты.

Фюрер, — произнёс он, отчеканивая слова, — приказал полностью разрешить еврейский вопрос в Европе. — И закончил после небольшой паузы: — И на вас пал выбор для выполнения этого задания.

Я посмотрел на рейхсфюрера. Он сухо заметил:

— У вас довольно ошеломлённый вид. Между тем мысль покончить с евреями не нова.

— Нет, господин рейхсфюрер, я просто удивлён тем, что выбор пал на меня...

Он ответил:

— Вам сейчас станет ясно, почему именно на вас. Это делает вам честь.

Он помолчал.

Фюрер считает, что, если мы не уничтожим евреев теперь же, позже они уничтожат немецкий народ. Вопрос стоит так: мы или они.

Он произнес раздельно:

— Штурмбанфюрер, в момент, когда немецкая молодежь сражается с большевиками, вправе ли мы подвергать немецкий народ такому риску?

Я ответил, не задумываясь:

— Нет, господин рейхсфюрер.

Он положил обе руки на пояс и сказал с глубоким удовлетворением.

— Ни один немец не мог бы ответить иначе.

Наступило молчание. Его холодные глаза выбрали какую-то точку над моей головой, и, уставившись в неё, он продолжал, словно читая по бумажке:

Я выбрал концлагерь Освенцим местом уничтожения евреев, а вас — исполнителем. Освенцим я выбрал потому, что он расположен на скрещении четырех железнодорожных путей и к нему легко наладить подвоз. Кроме того, Освенцим лежит в стороне от больших дорог, мало населён и имеет, следовательно, все необходимые условия для проведения этой тайной операции.

Он опустил на меня взгляд.

— Вас я выбрал из-за вашего организаторского таланта... — он слегка шевельнулся в тени и чётко произнес: — и из-за ваших исключительных моральных качеств.

Помолчав, он продолжал:

— Вы должны знать, что в Польше уже существуют три лагеря уничтожения: Бульцек, Волцек и Треблинка. Но эти лагеря нас не удовлетворяют. Во-первых, они слишком малы и расположены так, что их нельзя расширить. Во-вторых, к ним нет подъездных путей. В-третьих, методы, которые в них применяют, по-видимому, неудовлетворительны. Как сообщил в своём рапорте комендант лагеря Треблинка, он за шесть месяцев смог ликвидировать только около восьмидесяти тысяч единиц.

Рейхсфюрер сделал паузу и жёстко произнес:

— Это смехотворный результат. Через два дня, — продолжал он, — оберштурмбанфюрер Вульфсланг приедет к вам в Освенцим и сообщит график поступлений и размеры транспортов, которые будут отправлены к вам в ближайшие месяцы. После его посещения вы отправитесь в лагерь Треблинка и, принимая во внимание ничтожные результаты, которых они там добились, критически и конструктивно разберётесь в методах их работы. Через четыре недели, день в день через четыре недели, вы представите мне детальный план, соответствующий по масштабу той исторической задаче, которая на вас возложена… (Мерль Робер, «Смерть — моё ремесло». Издательский дом: Издательство иностранной литературы, 1963).

Вот оно доказательство того, что сразу после Второй мировой войны сионисты буквально назначили концлагерь «Освенцим» главным местом уничтожения евреев нацистами. Об этом говорят слова писателя Робера, которые он вложил в уста рейхсфюрера Гимлера: «Я выбрал концлагерь Освенцим местом уничтожения евреев…» Об этом говорят и другие слова писателя Робера, которые он вложил в уста коменданта «Освенцима» Рудольфа Ланге: «Освенцим — для евреев, Биркенау — для военнопленных».

Продолжение здесь: https://blagin-anton.livejournal.com/1081560.html


promo blagin_anton ноябрь 27, 2015 01:08 158
Buy for 50 tokens
25.11.2015 я был в районном суде города Мурманска, куда меня пригласили по повестке как автора книги "Апокалипсис наступит завтра". "Центр противодействия экстремизму по Мурманской области" относительно недавно передал в Прокуратуру Мурманской области целое…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.