blagin_anton (blagin_anton) wrote,
blagin_anton
blagin_anton

В Галиции в 19 веке писали на памятниках на русском языке, потому что не было украинского!

Оригинал взят у matveychev_oleg в Говорят могилы. Почему в Галиции 19 века писали на русском языке на памятниках? Потому что украинского языка не было

Галицкая Русь: говорят кладбища...

На каком языке предпочитали делать надписи на надгробьях жители Западной Украины в XIX - начале XX веков? Как бандеровцы перебивают надписи на могилах своих идейных предшественников? Читайте…

В жизни любой семьи трудно найти более личный, интимный момент, чем проводы в последний путь родного человека. Немного остается в голове от земных дрязг или распрей, когда возникает скорбная обязанность подготовить родственника, друга, близкого человека к встрече с вечностью. Так же, наверное, редкие слова бывают так искренни, как те, что высекают на его могиле – ведь другой возможности сказать их человеку не представится.

Этим вступлением я хочу особо подчеркнуть важность и ясность предмета моей небольшой статьи, или, вернее, отчета – посвященного старым русинским захоронениям западных границ Руси – а, в частности, долины Сана. В течение многих веков этот край находился под мощнейшим польским влиянием. Причем конец ему не положила даже гибель Речи Посполитой. В ставшей с последней четверти XVIII века австрийской Галиции, почти все ключевые посты занимали этнические поляки (или полностью полонизированные русины), а польский язык долгое время считался единственным «высоким» языком - формально официальный немецкий был малоупотребим. И тем не менее, многие столетия живительный водоносный слой древне-русской традиции края находила себе выход – хотя бы в возведенных могильных камнях.

В распоряжении автора этой публикации оказался немалый фотоархив, лично собранный в прогулках по кладбищам Надсанья – а, если точнее, то города Перемышля (пол. Пшемысля) и некоторых окрестных сел. Язык, правописание и даже оформление надгробий показывает, между прочим, и тот зазор, который существовал между «старо-русской» идентичностью русинов Галиции, и их современным західним українством.

Полный анализ языка, использовавшегося в документации, литературе и переписке жителей края не входит в задачи настоящей статьи – это масштабная тема, которая, хочется надеяться, однажды вдохновит какого-нибудь маститого и беспристрастного филолога. Сейчас же хотел бы сфокусировать внимание на нескольких вопросах. Один из них – правописание. Правописание, используемое русинами Галиции XIX века, восходило к старорусскому письму и имело этимологическую основу. В качестве такого, оно было очень близко к этимологическому правописанию тогдашнего русского языка – хотя не вполне тождественно ему (имелась, к примеру, дополнительная буква –ô-). Это этимологическое правописание широко использовалось практически весь XIX век, хотя уже с середины столетия австрийские и польские эмиссары и политики предпринимали активные попытки его вытеснить. Тем не менее, оно выстояло – в том числе и на надгробиях, одним из многочисленных подтверждений чего является вот эта плита, воздвигнутая на Главном кладбище Перемышля. [фото 1]

Как можно увидеть, вся надгробная плита выполнена этимологическим письмом, с использованием букв –ѣ-,-ъ- и –ы-, отсутствующих в современном украинском правописании. Прошу также обратить внимание и на язык надгробия – правописание не старается передать незначительные фонетические особенности, как это требовало позднейшая украинская орфография. Например, пишется «богословского університета» - а не «богословського». Характерна также прощальная надпись – «Вѣчная ему память!», и греческое написание месяца смерти – «… октомврія, 1883 года». Знающие украинский язык обратили, конечно, внимание на использование слова «год(а), совѣтник, город(а)» и некоторых других, немыслимых с точки зрения современной нормы украинского языка. Язык данной надписи – достаточно типичный язык надгробий той поры – приближенный к русскому литературному языку, хотя не вполне ему тождественный.

Здесь я хотел бы отметить и еще один факт – смерть Диафранита Костика последовала в 1883 году. На тот момент активное противостояние «твердо-русского» (староруссы, старорусины) и «украино-руського» (младорусины, укрианофилы) течений только разгоралось. И, что важнее, сторонники первого еще не были вполне уверены, какой язык им следует использовать – литературный русский, которым они сами неуверенно владели, или создавать свой. Курс на использование немного адаптированного русского языка как «общего» был положен только на самом рубеже XIX-XX вв. Осипом Мончаловским, Владимиром Дудыкевичем и их радикальным сторонниками. Костик умер за два десятилетия до этого, и уже потому трудно предположить, что его близкие, провожая советника в последний путь, намеренно имитировали русскую литературную речь – вероятно, они искренне считали, что пишут на родном языке, так как и надлежит на нем писать.


Данное захоронение – правило, а не исключение. Например, вот так выглядит надгробие Иустина Желеховского, сохранившееся на том же перемышльском кладбище. [фото 2]

Здесь важно оговориться, о ком идет речь. Писатель, драматург и преподаватель Иустин Желеховский принадлежал к старинному галицко-русскому роду. Сейчас он вспоминается мало, и в основном в связи с его родством – он приходился дядей Евгению Желеховскому. Его племянник был ярым украинофилом, он выступил как лексикограф, составитель «малорусько-німецького словаря», и автор ряда статей, где с жаром отстаивал полную самостоятельность «украино-руського» народа и его непринадлежность к общему древу Руси. Иустин Желеховский обычно упоминается как его достойный родич и еще один «український діяч». Из этого мифа как-то выпадает его сотрудничество с Галицко-русской матицей и Ставропигийским институтом Львова, как и надпись на его могиле – вид этой надписи может вызвать у современного украинского националиста только один вопрос «а чому російською мовою?». Но адресовать этот вопрос можно только к представителям рода Желеховских, хоронивших своего 79-летнего патриарха в 1900-м году в глубине австрийской Галиции.

Очень любопытно и стилизованное под церковнославянский написание – язык этот, одна из скреп общерусской культуры, вообще был очень распространен в Галичине как язык сакральный – например, обратите внимание на эту цитату из Библии (также Перемышль, Главное кладбище). [фото 3]

Вместе с Желеховским, посмертно украинизированным оказался и еще один из общественных деятелей тогдашней Галичины – Антоний Добрянский [3], священник, филолог, издатель. Как «діяч українського відродження» он сейчас известен в родном селе Бунив (Львовская область). Жаль, что жители села, по всей видимости, не только не читали написанных им работ, но и не видели его могилы, сохранившейся в селе Валява (Польша, Подкарпатское воеводство, перемышльский повят). Зато эту могилу нашел я – вот так выглядит надпись на ней. [фото 4]

Комментировать тут, пожалуй, нечего. Отмечу только, что и Антоний Добрянский умер за четверть века до того, как радикально настроенные деятели галицко-русского движения призвали осознанно использовать русский язык. Насколько мне известно, Добрянский и границы с Российской империей в жизни не пересекал. И едва ли его семья и окружение в глухой галицийской глубинке настолько свободно владело русским литературным языком (где бы они его выучили?). Потому логичный ответ, почему его надгробие выглядит так, как выглядит, только один – те, кто его хоронили, так понимали родной язык.

На захоронениях в других селах Надсанья чистый и ясный язык надгробий Добрянского или Желеховского иногда дополнялся местными особенностями речи, но общей оставалась установка на – использование этимологическое принципа, и, иногда – церковнославянского письма.

Вот, к примеру, могила какого-то неизвестного крестьянина – остатки старого кладбища села Сосница (Польша, Подкарпатское воеводство, ярославский повят). [фото 5]

Как видим, здесь особенности местного разговорного языка (ту спочиває) перемежаються с использованием старинного этимологического письма, с буквами –ы- и –ѣ-.Надпись завершает обычное «вѣчная ему память», выполненное церковнославянским письмом. 1900-й год, время захоронения – это уже время расцвета галицкой украинизации. Как видим, даже она не могла полностью переломить традиции старинного письма.

Впрочем, украинизация сознания шла постепенно, и эта постепенность часто отражалась в надписях – вот, например, еще одна надгробная табличка из села Валява. [фото 6]

Язык надписи (а могила датирована уже 1932-м годом) представляет собой любопытный симбиоз – «Вічная єму память» является каким-то промежуточным вариантом между историческим «Вѣчная ей память» и требуемым нормами современного украинского языка «Вічна йому пам'ять». Таких надписей можно обнаружить немало.

Но были роды, сопротивлявшиеся украинизации осознанно, и даже в самый разгар ее продолжавшие писать на надгробиях языком, вызывающе близким к русскому. Вот, например, гробница рода Цепановских [фото 7]. Можно отметить и полностью этимологическое письмо, и этимологическое же написание имени – «Александра», в противовес современным правилам украинского языка, требующим «Олександра».

Она находится на том же Главном кладбище города Перемышля. Там же, среди прочих есть могила рода Левицких [фото 8] . Полустертая надпись все же позволяет разобрать посвященные умершей слова – язык надписи практически чисто русский. Перемышльский род Левицких действительно поддерживал твердо-русское течение, по меньшей мере один из его представителей – Фердинанд Левицкий – прошел австрийские репрессии в годы Первой мировой войны. То же относиться к роду Черлюнчакевичей [фото 9]. Их гробница (расположена на том же Главном кладбище Перемышля) четко показывает – и по написанию, и по языку – культурно-национальную самоидентификацию рода. Обратите внимание, что местное произношение передано при помощи гражданского алфавита (Кирылл), а в написании имени «Адріан» используется церковнославянский шрифт.

Под конец статьи сдвинемся немного на Восток, из полонизированного Надсанья во Львов, ставший бастионом украинского национализма. По его Лычаковскому кладбищу и отражению в нем галицко-русской истории можно писать отдельную статью. Я же лишь приложу фотографию могилы историка и общественного деятеля Исидора Шараневича. [фото 10]

Язык надгробной надписи комментировать не имеет смысла – все очевидно. Шараневич умер как раз тогда, когда «новый курс» галицких «твердых русских» только-только был провозглашен. Кто бы ни провожал его в последний путь, но они выполнили надгробную надпись так, как понимали правильным. И мне трудно поверить, что писали они только в расчете на будущих туристов из Москвы или Санкт-Петербурга.

Ну и в завершение – как нельзя более показательное надгробие идейного оппонента и Шараневича, и многих из тех, чьи могилы были тут представлены – Володимира Барвинского. Володимир Барвинский был одним из корифеев и столпов раннего галицкого українства, в сугубо идейном его смысле. Он был одним из учредителей известного позднее товариства «Просвіта», которое активно пропагандировало предельное размежевание с Россией и всей русской цивилизацией. Вот так выглядит его надгробная плита [фото 11 – см. в комментариях к фото 10].

Полагаю, все поняли, о чем идет речь. На надгробной плите Барвинского, рьяного украинофила, которого, вероятно, предавали земле его единомышленники, был использован тот же гражданский шрифт. Попытки ввести вместо него «фонетику» предпринимались, и довольно активно, уже при жизни Барвинского, но, по-видимому, престиж фонетики был на 1880-е гг. был еще низким, и те, кто хоронили его, посчитали ее неуместной для такого торжественного места, как могильная плита. Понадобилось сколько-то лет (сколько- мы никогда не узнаем), чтобы «національна свідомість» повысилась до уровня ненависти ко всему, что хоть отдаленно напоминало общерусский корень. И чья-то рука «отредактировала» надгробие, сбив ненавистные буквы –ѣ-, -ъ-. Мы, вероятно, никогда не узнаем, кто это был, как никогда не узнаем, дрогнуло ли что-то в сердце человека, который поднял резец над могилой, внося в нее свои «редакторские правки». Кстати, судя по скошенному написанию слова «Русь-Україна», второе слово также было дописано позднее – не то одновременно с удалением лишних букв в имени, не то в другое время. Для людей не знакомых с украинским языком, скажу еще, что надпись на могиле Володимира Барвинского «неправильна» не только с точки зрения правописания – в современном украинском языке никак нельзя сказать «труженик», любой «мовознавець» тут же вычеркнет слово как «русизм». Требуется писать «трудівник». Но те, кто хоронил галицкого украинофила №1 (тогдашнего времени) еще об этом не знали.

Вот такие неожиданные плоды принесла украинизация галицких русинов.

Евгений Кривочуприн
http://m.vk.com/history_urb

Subscribe
promo blagin_anton ноябрь 27, 2015 01:08 158
Buy for 50 tokens
25.11.2015 я был в районном суде города Мурманска, куда меня пригласили по повестке как автора книги "Апокалипсис наступит завтра". "Центр противодействия экстремизму по Мурманской области" относительно недавно передал в Прокуратуру Мурманской области целое…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments